«Отец Иоанн никогда не стремился встать между человеком и Богом»

Протоиерей Александр Секретарёв в интервью порталу Православие.Ru вспоминает архимандрита Иоанна (Крестьянкина)
«Отец Иоанн никогда не стремился встать между человеком и Богом»

Память об архимандрите Иоанне (Крестьянкине) для многих верующих остаётся живой и радостной, всегда укрепляющей и согревающей сердце. Протоиерей Александр Секретарёв, духовник Орловской епархии, много лет знал старца, и свою жизнь он выстраивал, прислушиваясь к его советам.

— Отец Александр! Расскажите о том, как начинался путь вашего церковного служения, как вы познакомились с архимандритом Иоанном?

В монастыре мы практически проводили всё лето: трудились, молились за богослужениями

— Мой отец, Царствие ему Небесное, митрофорный протоиерей Николай Секретарёв, когда учился в Московской духовной семинарии в 1950–1952-м гг., познакомился с архимандритом Алипием (Вороновым), некогда известным наместником древней Печорской обители. Тогда отец Алипий был ещё иеромонахом, принимавшим участие в восстановительных работах — реставрации росписей открывшейся в 1944-м году Троице-Сергиевой лавры. И когда мой отец завершил обучение и был направлен на приход, отца Алипия перевели в качестве наместника в Псково-Печерский монастырь, где он занялся реставрацией архитектурного ансамбля и росписей. Узнав об этом, отец решил поехать в Печоры, потрудиться, помочь, по старой памяти встретиться с отцом Алипием. В монастыре он записывал на кассеты проповеди, песнопения, монастырские богослужения, просто свои впечатления, чем потом уже делился с нами, со своими детьми, и тем самым дорожку-то нам с братом (будущим наместником — архимандритом Тихоном (Секретарёвым)) туда проложил, ведь потом мы начали ездить все вместе: отец, я, Алексей (будущий архимандрит Тихон) и Григорий, который тоже стал священником и в настоящее время служит в Печорах. В монастыре мы практически проводили всё лето: трудились, молились за богослужениями, общались с отцом Алипием. А в скором времени я и мои братья стали ездить в Псково-Печерский монастырь самостоятельно.

Протоиерей Александр Секретарёв

Протоиерей Александр Секретарёв

С архимандритом Иоанном познакомилась практически вся наша большая семья — 9 братьев, сестра, отец и мать, — все мы прошли через батюшку. Моему брату, будущему архимандриту Тихону, отец Иоанн благословил идти по монашескому пути, сказав «только в монастырь», и в 1975-м году Алексей стал послушником в Псково-Печерской обители. Я же отслужил в армии, а потом, по внутреннему зову, поступил в семинарию. Учится в семинарии мне хотелось, я видел призвание Господа, стремился туда, несмотря на то, что в миру у меня была хорошая перспектива профессионального роста как художника, каковую специальность я получил ещё до армии. Ремесло художника мне нравилось, но работать по этой специальности в миру я никак не мог, так как моральная обстановка в кругу коллег была неблагоприятной: неверие, бранные разговоры, пьянки, курение, разврат и многое другое. Видя всё это вокруг себя, я твёрдо решил поступать в семинарию, в Московскую духовную академию, куда в скором времени отец отвёз мои документы. Через некоторое время нам пришло приглашение из академии, и мы поехали на вступительные испытания. И с 1975 года началось моё духовное образование в Московской духовной академии.

Архимандрит Тихон (Секретарев)
Архимандрит Тихон (Секретарев)

— А часто после поступления в академию приходилось ездить к батюшке?

— К отцу Иоанну мы приезжали время от времени ещё со школьных лет, как я говорил. Продолжительных встреч с батюшкой я не помню, но под благословение мы всегда подходили, как и все покидающие монастырь паломники, — такая была традиция среди богомольцев. Когда я уже стал студентом МДА, желание чаще посещать Псково-Печерский монастырь стало сильней, ведь была такая чудесная возможность пожить в той благословенной атмосфере, помолиться, потрудиться, набраться сил духовных через богослужебный монастырский дух и общение со старцами.

Мой брат, иеромонах Тихон (Секретарёв), тогда уже был в Печорах насельником, и всякий раз перед моим отъездом домой он мне напоминал о необходимости повидаться с батюшкой Иоанном, попросить его святых молитв и благословения на дальнейшие труды. Отец Иоанн всегда радушно благословлял, кропил святой водой, помазывал святым елеем, читал молитвенник. Всё это было наполнено любовью и радостью, производило глубокое впечатление. После трёх лет обучения в семинарии в моей жизни возник важный, беспокоящий меня вопрос: как быть дальше — жениться или же принимать монашество? Всё было весьма неясно — невесту не нашёл, в монастырь вроде тоже не готов... И я подал прошение в академию, меня приняли.

И тут я увидел действие Промысла Божия. Дело было Великим постом. Иеромонах Тихон (Секретарёв), мой брат, в нашей академии учился заочно, и, приехав однажды на экзаменационную сессию, передал мне завёрнутый в белую бумагу пакет, со словами: «Вот, тебе отец Иоанн передал». Я открываю, а там — иерейский крест, беленьким мы его называем, и епитрахиль с поручами, а также присяга священника, распечатанная фотографическим способом. Это была незабываемая радость, ведь старец, которого я ещё и не знал толком, проявляет такое внимание и заботу. И меня всё это как-то взбудоражило.

Думаю: «Наступит лето, поеду к отцу Иоанну в Печоры, с ним поговорю. Да что — летом, поеду на Пасхальных каникулах, чего откладывать вопрос в долгий ящик». Приехав в Печоры, я устремился к отцу Иоанну, к которому я попал довольно быстро, так как келлия моего брата находилась по соседству с келлией старца. То, что мне тогда говорил батюшка, я слушал с волнением, опасаясь, что батюшка будет обличать в каких-нибудь забытых грехах. Но батюшка с любовью пригласил меня присесть на гостевой диванчик, с такой добротой, лёгкостью, искренностью, неподдельной детскостью и заботой, как будто бы ты в настоящий момент единственный человек на земле. И такое отношение было к каждому приходящему человеку. Отец Иоанн сходу мне сказал такие слова, навсегда мне запомнившиеся: «Надо послужить Церкви».

   

Отец Иоанн сходу мне сказал такие слова, навсегда мне запомнившиеся: «Надо послужить Церкви»

Я не очень понимал, к чему это было сказано, ведь вопрос у меня был иного характера, относящийся к дальнейшему образу жизни — монашескому или же супружескому. Но, несмотря на это, батюшка во время той встречи ничего больше мне не сказал, видимо, так было нужно. Вскоре я вернулся в академию, учебный год продолжался, а вопросы жизни оставались, вводя меня в тревогу и печаль. Признаюсь, жениться мне хотелось, и знакомые были, но как-то всё не складывалось. Наряду с этим я писал кандидатскую диссертацию по теме «Христианское понимание красоты человека».


Епископ Владимир (Сабодан)
Епископ Владимир (Сабодан)

— Тема очень интересная. А как вы пришли к такой формулировке?

— На выбор темы повлияла окружавшая атмосфера: красота богослужения, пения, крестного хода, храмов и особенно монашеской среды. Должен сказать, монашество привлекало моё внимание, но однажды я сказал себе: да, красота красотой, но какой это серьёзный и трудный путь — путь ряда ограничений, запретов, подвижничества.

— Отец Александр, в состоянии поиска находятся многие семинаристы во время обучения.

— На самом деле — да, в состоянии поиска себя, жизненного пути находились многие мои знакомые по семинарии. Если есть хоть процент сомнения, то в монастырь, по определению отцов, идти уже не рекомендуется. В то время ректором академии был епископ Владимир (Сабодан) (будущий Митрополит Киевский и всея Украины), так вот, владыка Владимир называл нас «интересующиеся искатели». Владыке часто поступали письма от разных священников с такими формулировками: «У меня дочь на выданье, пожалуйста, помогите найти заинтересованного семинариста». Владыка Владимир размещал такие письма на доске объявлений с подписью: «Архиепископ Владимир. Для интересующихся». И тем не менее встретить близкого по духу человека мне по-прежнему не удавалось. Но в то же время я был убеждён, что в монахи никогда не пойду. И вот, что происходит...

   

Встретить близкого по духу человека мне не удавалось. Но в то же время я был убеждён, что в монахи не пойду

Отец Иоанн имел обычай посылать Рождественские и Пасхальные поздравления со своей подписью всем, кто так или иначе попал в поле его зрения. И одно из таких писем настигло меня, там было поздравление с одной очень важной, но в то же время загадочной для меня припиской, сделанной рукой самого старца (обычно тексты писала Т.С. Смирнова): «Саша, приезжай в Печоры. Твой вопрос решается очень хорошо». А какой решается вопрос — я так и не понял...

Но при первой же возможности поехал в Печоры, как велел старец. А я уже заканчивал как раз учёбу, кандидатскую уже писал о христианской красоте человека, были дни свободные, и я еду туда. И вот, отец Иоанн благословляет меня ехать в Орёл, добавив, что нужно навестить одну пожилую вдову священника. Тогда я ещё не мог подумать, что у этой женщины, Татьяны Николаевны, я встречу свою будущую супругу. Таким образом, мой жизненный путь определился, по молитвам архимандрита Иоанна, совершенно естественным образом, без всякой навязчивости. С тех пор я стал общаться с батюшкой гораздо чаще, руководствуясь его советами и благословениями. После женитьбы меня рукоположили сначала во диакона, а через совсем короткое время — во иерея, в 1982-м году. С тех пор я и служу Святой Церкви в Орловской епархии.


Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) с братией Псково-Печерского монастыря

— А каким батюшка был в общении?

— Молитва отца Иоанна помогала всем к нему приходящим. Он никогда не был навязчивым, его напутствия, рекомендации никогда не казались каким-то пророчеством, обличением, ведь отец Иоанн был всегда добр, лёгок, прост. Возникающие порой трудности батюшка разрешал с любовью, с юмором, который у него был очень тонким и интересным. Зачастую он говорил притчами, схожими историями, помогая, таким образом, нам понять, как поступать дальше. Много раз приходилось наблюдать печальные последствия, когда мы не следовали благословениям отца Иоанна. Мой брат, архимандрит Тихон, всегда говорил, что отец Иоанн всегда всем помогал, помогает и будет помогать в жизни. Его праздничные поздравления, письма, общение никогда никого не оставляли равнодушным.

   

Наставления отца Иоанна должны стать практическим пособием для современного верующего человека

Вот, приведу в качестве примера одну нашу житейскую историю. У нас с супругой была проблема с жилищными условиями. Супруга написала отцу Иоанну письмо, жалуясь, прося молитв, он отвечал: «Всё бывает вовремя для тех, кто умеет ждать». Это очень мудрый совет, который давал надежду и уверенность, приносил чувство покоя. Вообще, наставления отца Иоанна должны стать практическим пособием для современного верующего человека; там обретается высота и глубина мысли, ответы на многие вопросы, изложенные совершенно легко и доступно для каждого, донесённые простым языком.

— Конечно, мы надеемся и ожидаем прославления отца Иоанна в лике святых...

— Я считаю, что канонизация отца Иоанна является лишь вопросом времени. Мы, конечно, поминаем его в своих молитвах, но с чувством глубокого убеждения, что уже к нему мы должны обращаться с молитвами, как к угоднику Божиему. Вот, бывает, попросишь отца Иоанна о помощи — и тут же находишь ответ на вопрос в его проповедях или письмах. Отец Иоанн был наделён от Бога даром рассуждения. Безусловно, он был и прозорлив, о чём свидетельствуют примеры из жизни многих людей! Но не это было главное в жизни отца Иоанна, а любовь, дар рассудительности, смирение, которыми он обладал.

   

Отец Иоанн был наделён от Бога даром рассуждения

Прозорливость является лишь вспомогательным инструментом, дарованным от Господа для помощи людям. Жаль, что мы зачастую приходим к священникам в поисках именно «прозорливца». Я сам по себе знаю, что, бывает, скажешь что-то — и ты попал в точку. А нам кажется, что вот он, главный признак святости — прозорливость. Это неправильно, на мой взгляд. Чуть только скажи, попади в точку — всё, на тебя уже чуть ли не снизу вверх смотрят. Потом посмотрят — не попадает больше в точку, всё, обычный, пойдём искать «прозорливца» дальше.

Перед той ответственной беседой с батюшкой, когда он благословил меня на служение в Орле, у меня был сильный страх и сомнения, что он скажет мне что-то, и я совершу ошибку, пойду неверным путём. Такое часто случается, сомнение человеку свойственно. И перед беседой с отцом Иоанном я читал молитву «Не ввери мя человеческому предстательству, Пресвятая Владычице». Эта молитва запала мне в душу, когда я ещё учился, и я её постоянно читал. Когда я вошёл в келлию к батюшке, он начал читать именно эту молитву. Этот случай показал мне истинную мудрость и прозорливость.

Отец Иоанн никогда не стремился встать между человеком и Богом, подменить собой Христа. И он сам говорил: «Мои молитвы в помощь вам, сами старайтесь, моя задача — настроить человека на должный лад».

К его духовности обращаться надо, чтобы не сбиться с пути.

С протоиереем Александром Секретарёвым
беседовал Артемий Банщиков, Православие.Ru

290