Владыка Пантелеимон: «Твори добро людям — это главное!» (Интервью)

Фото: 

Евгений Борисов

В интервью газете «Орловский комсомолец» Высокопреосвященнейший архиепископ Орловский и Ливенский Пантелеимон рассказал о своем пути в Церкви, о роли и месте веры в жизни молодого человека.

В мае этого года по решению Священного Синода Орловскую и Ливенскую епархию возглавил Владыка Пантелеимон. На просьбу «ОК» рассказать о себе, поделиться первыми впечатлениями от встречи с Орловщиной и орловцами он ответил согласием.

— Владыка, какой была Ваша дорога к храму?

— Корни мои, моей семьи — Белоруссия. Все мы, я, мои родители, бабушка, были глубоко верующими. Я никогда не видел даже намека на безбожие или устранение от веры. Я впитал ее с молоком матери. В доме всегда свершались молитвы, почитались и отмечались, как того требовала традиция, религиозные праздники.

Большую роль в семье и моем воспитании, становлении играла бабушка. Помню, в доме часто собирались верующие. Рассуждали о разном... О Боге, царстве тьмы. И представьте: уже тогда, в самом начале 60-х годов, говорили о возможном развале Советского Союза. Несмотря на то что при этих разговорах мы, дети, всегда присутствовали, многого понять, осознать, не могли. Разговоры эти, как я сейчас понимаю, были, может быть, не совсем и глубокими, ведь вели их люди в большинстве своем малограмотные, но исключительно добрые, порядочные, хорошо знающие Библию, любящие церковь. В том, что происходило на тот момент в стране, они видели зло, разрушающее великую страну. Как показало время, по-своему оказались правы. И все-таки главное, почему у меня возникло и с годами лишь усиливалось стремление, желание больше знать о вере, Православии, это то, что в семье у нас не было фанатизма.

Вступай в пионеры, но Господа не забывай!

Бабушка являла собой пример той самой веры, где все внешние проявления — посты, молитвы — были вторичны. Главное, что у тебя в душе, что ты говоришь, что делаешь, как относишься к людям. Что еще важно... Как я уже сказал, все мы много говорили о Боге, вере, но никто никого не принуждал, все зависело исключительно от твоего собственного желания. Тебе указан путь: хочешь идти по нему — пожалуйста, а нет — это твой выбор, никто не осудит.

Вспоминается такой эпизод. Было это, когда я еще учился в школе и по возрасту должен был вступать в пионерскую организацию. Бабушка сказала мне тогда так: «Надо жить с людьми, которые приняли эту жизнь, это время в мире, но это не наша жизнь, и ничего доброго она людям не сулит. Ты вступай в пионеры, но Господа не забывай! Доброе исполняй, а все, что будет сказано против Господа, запомни, но старайся этого не делать. А в основном твори добро людям — это главное».

Вот так меня дома и воспитывали. Это сейчас воскресные школы при храмах созданы, православные гимназии работают... А тогда ведь открыто даже в храм было ходить опасно. Сказать, что это просто не приветствовалось, ничего не сказать. И все же, несмотря ни на что, верующих было много. Они собирались по домам, общались, совместно пытаясь найти ответы на те или иные вопросы.

Как один из наиболее значимых в моей жизни этапов назвал бы я время, когда проживал с семьей в Новороссийске. Там я буквально подпольно воспитывался в церковной среде. Это были певчие, такие же, как и я, прихожане, тайно посещающие храмы... А с каким трепетом соблюдались традиции — женщины стояли в храме с левой стороны, мужчины — с правой, молодежь в конце храма, дети впереди... Это была тщательно оберегаемая культура христианского, я бы сказал, жития-бытия. Сейчас, увы, этого нет. Ведь в такой среде надо родиться.

На Кавказе издревле много верующих. А ведь я уже говорил: время было такое — открыто посещать храм было невозможно. Существовала тогда даже катакомбная церковь. То есть жизнь верующих в ней проходила буквально под землей. Так вот, прихожане молились и одновременно ежечасно ожидали ареста и расстрела за свою веру. Но это не уменьшало ни количества верующих, ни их уверенности в правильности выбранного пути. Общение с этими людьми оставило в моей душе неизгладимый след.

И еще я благодарен судьбе за то, что в период становления, когда только входил в веру, не встречал фанатиков. Откуда сейчас их такое количество, трудно объяснить. Странно, ведь тогда не было, как сейчас, враждебных выпадов верующих в сторону власти. Да, конечно, несогласные с курсом были, но они молились В первую очередь о том, чтобы Господь вернул любовь в сердца людей, стоящих во главе страны, вразумил их. Чтобы вернул в их души Христа. Бабушка часто рассказывала, как во время войны люди молились о Победе, о Сталине, не кляли его, хотя именно в то время монахи и священники погибали в застенках.

Сделать решительный шаг

— Первое учебное заведение, в котором Вы учились, было вполне светским...

— Я немного вернусь к школе учиться я любил, с удовольствием занимался всем, что в то время предлагали и пионерия, и комсомол. В этом не вижу абсолютно ничего ни плохого, ни тем более противоречащего вере, если, конечно, вера эта искренняя. Например, когда меня принимали в комсомол, знали, что человек я церковный, православный. Да что уж говорить: шила в мешке не утаишь. И вся эта моя активная жизнь нисколько не мешала главной задаче — стать священником. А по поводу учебного заведения... Мой дядя как-то сказал: «Знаешь, Коля (в миру Владыка Пантелеимон ? Николай Васильевич Кутовой), надо в наше время обязательно иметь светское образование. Может так сложиться, что выпадет тебе не только служить Богу, но и, например, работать на производстве, а тут уж без знаний не обойдешься». Вот и поступил я после школы в Урицкий совхоз-техникум в Кустанайской области, что в Казахстане, где мне довелось встретиться с замечательными людьми. Ведь в то время там было немало переселенцев еще столыпинских времен. От веры не отходил нигде и никогда. Обрел единомышленников, вместе с ними тайно ездил на богослужения в храм. А ведь расстояния какие! Пятьсот километров — туда, пятьсот — обратно... Но не чувствовали мы этого, потому что была цель. И вот уже с дипломом вернулся домой в Анапский район, вин?совхоз Первомайский. Там и стал работать. С детства у меня есть любовь к сельскому хозяйству, работе с животными. Это научило ценить тяжелейший труд работающих на земле. Ведь не случайно говорится, что тот, кто работает на земле, всех кормит, а Бог за это все грехи ему прощает. Интересное было время, хотя и непростое для верующего человека.

Здесь и произошла моя встреча с духовной матерью Паисией. Она-то и подсказала мне, что пора пришла сделать решительный шаг. Я и сам уже понимал, но считал, что священник должен быть образцом во всем. Как правило, это люди, обладавшие многими талантами, высокообразованные, истинные интеллигенты. Я понимал, что помимо моего желания это еще и колоссальная ответственность. И я ее принял — поступил учиться в Ленинградскую духовную семинарию.

И вот там моя жизнь пошла совсем другим путем. Я попал не только в свою стихию, но и, как тогда мы говорили, в рай. Семинария являла собой островок особой жизни. Наконец-то то, что до этого момента складывалось хаотично, стало выстраиваться в стройную систему. И, конечно, этому немало способствовал сам ректор. В то время им был архиепископ Выборгский Кирилл — нынешний Патриарх, человек удивительный. Его проповеди, культура, манера говорить — все являлось для нас примером.

Из неотесанного верующего с наивными в чем-то взглядами я постепенно стал превращаться в того, кем сегодня стал. Так начался мой путь...

В 1985 году рукоположен во иерея, в 1986 м назначен настоятелем Свято-Троицкого собора Вязьмы и благочинным церквей Вяземского округа Смоленской епархии. В мае 1993 года стал епископом Балтийским, а в декабре 2000-го — епископом Майкопским и Адыгейским.

«Я всегда был в вере...»

Получается, что какого-то особого поворота в моей жизни не случилось, я всегда был в вере. Поэтому мне и не совсем понятно, когда кто-то говорит о том, что он пришел ко Христу. Как можно прийти к Тому, Кто и так всегда с тобой? Вот что путь этот непрост, спорить не стану! Поэтому я всегда бережно отношусь к людям, которые делают первые шаги к Богу. Ведь у многих даже сегодня существует уверенность в том, что это нечто осуждаемое. Убедить их в обратном, помочь разобраться в себе ? задача непростая. Ведь период безбожия, гонений на верующих продолжался не одно десятилетие.

Но я не хотел бы пройти по-другому уже пройденный путь, повторил бы его. Ведь я стал священником в стране, где это было непросто.

— Вы с такой теплотой говорили о Кавказе, наверное, уезжали оттуда с неспокойным сердцем?

— Мне всегда казалось, что люди, которые живут в центре России, обладают какой-то особенной силой, которой нет ни у кого больше. И мне очень хотелось, чтобы по воле Божьей выпало послужить именно здесь. И Господь меня привел в Орел. Не могу сказать, что я пришел сюда, как домой. Но уклад жизни здесь таков, что я словно вернулся в прошлое...

Плюс ко всему Орел — город, овеянный воинской славой. Это ведь тоже отразилось в душах людей, научило ценить мир, ценить то, что в свое время чуть не потеряли. Конечно, никто из нас не должен думать об этом постоянно, наша задача — строить дома, храмы, школы, растить детей... Но забывать об этом нельзя.

А если говорить о том, какой я увидел Орловщину... Скажу так: я увидел состояние подъема. Строительство и обновление храмов — запустения нет. И Владыка Паисий, и Владыка Иероним сделали многое для этого. Не буду сейчас затрагивать кадровые проблемы. Пусть Бог судит, кто прав, кто виноват... Свою же задачу вижу в продолжении начатого, в работе, как говорится, не покладая рук. Ведь не случайно сегодня все — и Правительство, и Патриарх — постоянно говорят о духовном возрождении. Ощущается такой подъем, что надо только работать. Надо суметь внести свою достойную лепту в общий процесс.

Господи, научи меня!

— Владыка, не так давно Патриарх провел, по сути, беспрецедентную акцию. Я имею в виду его общение с молодыми людьми на стадионе. Но сегодня среди прихожан и так довольно много молодых людей...

— О да, сегодня в храмы ходит много молодежи. И никто не ставит перед собой цели привлечь еще больше. Надо идти на откровенный разговор, и не только молодым обращаться к священникам, но и священникам к молодым людям. Не привести в церковь, чтобы парень или девушка били поклоны, а открыть познание ценности личной жизни во всех ее проявлениях, во всем ее многообразии. Тогда и получит каждый из нас возможность искренне радоваться любому цветочку, случайному прохожему... Православие — это религия доброты, красоты и гармонии. Вот то главное, что надо донести. Ведь именно этого нам всем сегодня не хватает. Цель великая — сделать человека счастливым, но при этом он не должен быть всеядным. Надо, чтобы каждый из нас умел отличать горькое от сладкого, зло от добра. Тогда и придет к молодым людям, не решающимся переступить порог храма, осознание того, что в церкви такие же люди, что мысли, чувства, желания созвучны. Это и есть цель. Вот такой и была издревле наша Русь, наша Родина — единой, гармоничной. Православная Церковь разумно относится к небесному и земному — не разделяя. Земное — это наша повседневная жизнь: с теми же дискотеками, если мы говорим о молодежи, с Интернетом, хорошими домами, машинами и квартирами. Но при этом необходимо сохранять и приумножать и нравственные начала. А они и излагаются в Господних заповедях. Проще говоря, молодой человек не должен находиться будто в состоянии наркотического опьянения от условий и требований сегодняшнего дня. Он всегда должен думать, к примеру, о том, что сейчас закончится дискотека, и он должен идти домой, к родителям... В восемь утра обязан быть за партой или на рабочем месте... Во всем должна быть система, свой порядок, ответственность человека за собственную жизнь. Помнить надо и о том, что здоровье надо беречь, и спортом заниматься, и образование получить. При этом не забывая еще и о том, что Бог есть, который везде присутствует незримо. Всевышний слышит и видит нас. Объяснять, доказывать этого не нужно. Нужно только мысленно сказать: «Господи, вот я и Ты. Я молод, и мне всего хочется! Научи меня добиться своей цели правильным путем...»

Конечно, молодые люди знают о Боге, но эгоизм, идеализм, максимализм порой мешают им сделать шаг ему навстречу. Однако силы найти необходимо, преодолев планку своей лени. А сделать это способен только сам молодой человек. Рука Бога всегда протянута в сторону ищущего ее. Главное — научиться давать самому себе самооценку, оценку своим поступкам, мыслям и словам. И это надо делать ежедневно. Вот что бы я пожелал сегодня молодым людям.

Беседовал Андрей КЛИМОВ

«Орловский комсомолец», № 60 от 2 июля 2009

3856