Слово Высокопреосвященнейшего архиепископа Пантелеимона в день прибытия на Орловскую кафедру

Слово Высокопреосвященнейшего архиепископа Пантелеимона в день прибытия на Орловскую кафедру
Фото: 

Евгений Борисов

По окончании благодарственного молебна в храме Михаила Архангела Высокопреосвященнейший архиепископ Орловский и Ливенский Пантелеимон обратился со своим первым Архипастырским словом к священнослужителям и верующим Орловской епархии.

Братья пастыри!

Мы с вами подпадаем под слова великого пророка Исаии: «Проклят всякий, творящий дело Божье с небрежением». Эти слова не относятся к сектантам, ибо у них нет священства, значит нет и спасения, нет таинств; они не могут даже, может быть, отнесены и к западным церквам. Но к нам, православным, они созвучны, и именно к священнослужители обращены.

Слова Нового Завета: «Вы — соль земли». И что делается с солью, если она портится? Её выбрасывают вон. Вы — светильники, которые нельзя спрятать под спудом. Господь дал нам, братия, много. Самое главное — он поднял нас над всеми людьми. Не для того, чтобы гордиться нам — упаси Боже; не для того, чтобы мы царствовали над народом или пасли его железным жезлом. Нет. Господь поднял нас над народом в плане духовном, чтобы мы освящали, как солнце, души нашего народа. И тела его сохраняли от болезней и невзгод, чтобы мы светили ему во тьме современной глухой ночи, полной лживых блистаний и огней соблазнов.

Ибо сегодня матушка-Русь, огромная наша страна, которую Бог так любит, что солнце над ней никогда не садится. Заходит под Москвой, а где-то далеко, на Дальнем Востоке, уже утро. Пасхальное пение в пасхальную ночь или праздничное в рождественскую никогда не замолкает, как и служба. Так Бог любит Русскую землю. Русь — содружество народов. И вот за все это мы с вами несем полную духовную ответственность. И не будет Господь нас судить за что-либо или иное, а за то, как мы пасли свою паству.

От того Господь и устроил стройное единство, стройную иерархию духовной власти в Церкви — не для царствования, а для правильного управления кораблем Церкви и жизни, чтобы спасались и старые, и малые, болящие и здоровые, верующие и совсем погибающие, чтобы все наследовали то, о чем Господь сказал — жизнь вечную.

Понимая все это, я воспринял решение Синода с волнением, трепетом, и определенным, конечно, смешанным чувством. Ибо я привык к последнему своему месту служения — Кавказу, благословенному Кавказу, огненно дышащему, где погибают сыны и дочери русского народа за спокойствие не только Кавказа и России, но и всего мира. Это наши с вами погибают люди. Но, опять таки, пастыри Божии провожают, когда приглашают, в иной мир, как и крещают.

В то же время мое сердце наполнилось благодарностью к Богу — значит, не все еще я плохо делаю, что Господь меня возвел на такую кафедру, как Орловская кафедра. Действительно, Орел город древний, славный, с глубокой, неразрывной историей русского народа и русской государственности. И, думаю, таковым останется в веках.

Но не хлебом единым жив человек. То есть не славой земных трудов и трудовых побед, а славой духовной. И были здесь светильники, которых мы будем вспоминать. И были светские великие писатели, деятели, от сердца, от Бога, творцы культуры нашего народа.

Но сегодня мы с вами, люди в рясе, отвечаем за все это. Мы должны сохранить и донести вот до этих малых юных сердец истинную правду, кто мы есть, и откуда. Мы сегодня с вами главное делаем и должны делать — нести мир, как и сказал Христос — «мир вам даю». «Мир мой не от мира» — мир Христов. Иоанн Богослов не случайно говорит: «Не любите мира, и что в мире», но говорит о любви Божией, о мире с Господом. С самим собой человек должен примириться. И никто на земле не может принести страдающему сердцу человека или радующемуся успокоение, удовлетворение, как это может слово священника, пастыря, Церкви.

Это служение патриотическое, это служение жертвенное, это служение в поругании тех, кто ненавидит Христа, кто ненавидит Православие, это служение в ненависти тех, кто служит сатане. Но это служение прославляется теми, кто любит Бога, кто любит Святую Церковь, землю свою, кто любит своих пастырей, то есть нашей драгоценнейшей всероссийской православной паствой, которая нас кормит, поит, одевает. А мы, стоя на своей каждый Голгофе, должны отдавать капля за каплей свою жизнь нашему православному народу и Отечеству.

Главная задача архипастыря — напоминать об этом народу и своим пастырям. И, конечно же, братия, самое еще главное — Евангельское слово не будет искажено. А свидетельство тому — мы с вами. И католики изменили слово Божие, и протестанты, а о сектантах говорить нечего! Может, поэтому мы так упорно держим славянское слово в Церкви? Нас иногда обвиняют, что не по-русски служим. Правильно, что славянское слово держим, мудрость Божию. «В начале было Слово, и слово было у Бога». И вот этим словом мы и просвещаем народ, исполняем задачу, которую Господь повелел нам совершать.

И этот молебен пусть будет всем нам в помощь в творении мира среди нас, в наших душах, в душах паствы, в душах народа. А что главное, все мы знаем — самое тяжелое дело — молитва. Старцы предупреждали, чтобы мы не перемаливались, иначе можно впасть в прелесть. То, что, может быть, многие не понимают, а мы с вами знаем — первое наше слово всегда о мире всего мира, о чем говорит дьякон, когда возглашает. И первое наше слово — о государстве, о власть предержащих, о народе, всем мире.

И пока будут звучать наши молитвы, будет мир, будет ясное небо, будет земля родить хлеб, а люди будут рождать младенцев, продолжая Божье указание, чтобы жизнь не пресеклась никогда на земле. Мы служим с вами жизни. Всякая же распря приносит смерть. Дьявол того и хочет.

Да будет Божие благословение со всеми нами! И помощь Господа со всем его небесным воинством — может быть, не случайно и первый мой молебен совершается в храме в этом прекрасном Архистратига Божия Михаила. Аминь.

Христос посреде нас!

И есть, и будет!

3354