7. Епархия в начале XX столетия

В конце XIX века в духовной жизни России отчетливо выделяются тенденции, направленные на защиту традиционных ценностей, и, в первую очередь, Православия и культуры. Это связано, прежде всего, с проведением реформ, давших народу ряд ограниченных прав и обязанностей, в том числе в области образования, самоуправления, защиты в суде, смены рода занятий, свободы передвижения. Государство проявляло большую заинтересованность в подлинной церковности подданных Российской Империи. Среди народа начинает распространяться катехизаторская литература, печатается на русском языке Библия, в часть которой вошел перевод архимандрита Макария (Глухарева); создаются проповеди, доступные для простых людей, содержание их приближается к злобе дня, происходит их политизация, расширяется издание учительной литературы и церковных журналов. Особое внимание обращается на организацию приходских общин и миссионерскую деятельность, растет число православных церковных братств, развивается сеть церковноприходских и воскресных школ. Предполагалось, что церковноприходские школы будут «утверждать в народе православное учение веры, христианской нравственности и первоначальные полезные знания». Число церковно-приходских школ быстро росло: если в 1884 году их было более 4000, то в 1903-м насчитывались 44421 школа с 1909700 учениками обоего пола.

К концу XIX века особого расцвета достигает академическое образование. По мнению протоиерея А. Шмемана, «научный уровень и научная свобода профессоров русских духовных академий <...> ни в чем не уступали уровню западноевропейских и русских светских ученых, а очень часто и превосходили его». Всё это способствовало духовному расцвету Орловской епархии в начале XX века.

За период возникновения до начала ХХ века Орловской епархией управляли 14 архиереев, по всей Орловской области было построено 988 церквей, из них 42 — в самом городе Орле: кафедральный собор, 15 приходских, 5 кладбищенских, 12 домовых, 5 в Архиерейском доме, 4 в женском монастыре.

Возрос общественный интерес к отечественной истории, наметился поворот философской мысли к Православию — все это способствовало возникновению церковно-археологических комитетов.

Орловский церковно-археологический комитет возник по инициативе епископа Орловского и Севского Никанора. Впоследствии почетное председательство стало для владык традицией: в ней последовательно преемствуют епископы Ириней, Кирион, Серафим, Александр. Почетным попечителем стал митрополит Киевский и Галицкий Флавиан, — небесным покровителем почитался священномученик Кукша, икона с мощами которого хранилась в архиерейском доме, где проходили заседания.

28 сентября 1900 года Орловский церковно-археологический комитет (ОЦАК) был учрежден по типовому уставу под председательством И. Е. Евсеева, инспектора семинарии. Из совокупности уставных положений спектр деятельности ОЦАК обрисовывался по следующим направлениям:

  • изучение и публикация рукописных материалов (систематизация архивов);
  • изучение и описание вещественных памятников (обследование ризниц);
  • описание архивов консисторий и монастырей;
  • изучение отдельных событий, памятников, лиц;
  • собирание вещественных памятников (комплектование музея);
  • издательская деятельность;
  • экспедиции по осмотру памятников (съемка планов, зарисовка);
  • археологические раскопки;
  • пропаганда церковных праздников;
  • музейные экскурсии для гимназий.

Начинание Церкви было поддержано губернской администрацией, общественностью и Орловской ученой архивной комиссией, многие члены которой вошли в организованный комитет и положили начало его активной работе.

В 1901 году комитет обратился с просьбой о перемещении мощей священномученика Кукши в Орел. 27 августа 1905 года комитет был преобразован в связи с расширением состава и рода деятельности в Орловское церковное историко-археологическое общество (ОЦИАО). Возглавил его законоучитель священник Илия Ливанский. Общество избрало своим небесным покровителем святого Кукшу. Резолюцией епископа Кириона от 25 февраля 1905 года было установлено торжественное празднование памяти святого Кукши. Указ Святейшего Синода от 13 августа того же года разрешил подобное празднование 27 августа (9 сентября по н.ст.)

Помимо деятельности ОЦИАО, духовному развитию Орловской епархии способствовали приезд Императора Николая II с наследником, неоднократные посещения нашего города Великой княгиней Елизаветой Федоровной и святым праведным Иоанном Кронштадтским.

Царь Николай II посетил Орел 6 мая 1904 года. В это время на Орловской кафедре служил Преосвященный Кирион (Садзагелов), ставший епископом Орловским 23 апреля этого года и правивший до 3 февраля 1906 года.

«К приезду Царя Орел украсили флагами, гирляндами, вензелями. Места по маршруту следования Царя были заранее распределены между учащимися, представителями сословий и корпораций. Визит Императора превратился в грандиозную демонстрацию верноподданнических чувств.

В Орле Его Величество изволил принимать депутации от города, дворянства, прочих сословий и правительственных учреждений. После приема депутаций Государь Император отбыл в церковь 51 Черниговского драгунского полка, где слушал Литургию и молебен. Пели полковые певчие и ученики местной церковной школы, а „Верую“ и „Отче наш“ были исполнены общим пением солдат и присутствующим в храме народом. По окончании богослужения священник отец Митрофан Сребрянский имел счастье обратиться к Государю Императору с приветственными словами. Поблагодарив за приветствие, Николай II милостиво расспрашивал отца Митрофана о состоянии местной церковной школы, о певчих, выразив особое свое одобрение общему пению.

Из церкви Черниговского полка Его Императорское Величество в сопровождении Государя Наследника и Великих князей изволил отбыть в Кафедральный собор, восторженно приветствуемый по всему пути тысячными толпами народа. При входе в собор Императора встретило соборное духовенство во главе с ректором семинарии протоиереем В. А. Сахаровым со Святым Крестом. Приложившись ко Кресту, Государь изволил проследовать вперед и выслушать краткое молебствие с многолетием. После этого настоятельница Орловского Введенского монастыря игумения Антония удостоилась поднести Его Величеству икону Балыкинской Божией Матери. Император Николай с благодарностью принял подношение.

Затем, из собора, Государь отбыл на станцию „Орел“ для дальнейшего следования».

Недавно стало известно о связи с нашим городом знаменитого на всю Россию Кронштадтского соборного протоиерея Иоанна Ильича Сергиева, вошедшего в историю под именем отца Иоанна Кронштадтского.

О том, что Иоанн Кронштадтский внимательно следил за событиями в церковно-общественной жизни Орла, свидетельствует следующий пример. Осенью 1901 года он обратил внимание на проходивший в Орле съезд духовенства, на котором орловский губернский предводитель дворянства М. А. Стахович (близкий знакомый Л. Н. Толстого, впоследствии член Государственного Совета и председатель общества литературного (Толстовского) музея в Петербурге) произнес наделавшую шума речь о свободе совести, в которой провел мысль о желательности установления свободы перехода из одного вероисповедания в другое.

«В наше лукавое время, — отвечал на это заявление отец Иоанн — появились хулители Святой Церкви, как граф Толстой и в недавние дни некто Стахович, которые дерзнули явно поносить учение нашей святой веры и Церкви. Что же это? Отречение от Христианства, возвращение к язычеству, к одичанию, к совершенному растлению нашей природы? Вот куда ведут наши самозванные проповедники».

Несмотря на то, что проповедническая и общественная деятельность отца Иоанна протекала преимущественно в Кронштадте и столице, его часто приглашали в Москву, Киев и другие города. Не был исключением и Орел, где великий молитвенник и благотворитель, как выяснилось, бывал не один раз. Однако об этих визитах, за исключением приезда в 1904 году, пока почти ничего не известно.

Прибыв вечером 20 августа 1904 года скорым поездом на орловский вокзал, протоиерей Иоанн Кронштадтский посетил епископа Орловского и Севского Кириона и начальника губернии. Затем он направился на Тургеневскую улицу в дом купца П. А. Бакина, где остановился на ночлег. Следующий день для Иоанна Кронштадтского начался с заутрени и Божественной Литургии в Петропавловском кафедральном соборе. Богослужение он совершил вместе с кафедральным протоиереем М. Смирновым, протоиереем А. Миловидовым и священником Т. Чижовым. На богослужении присутствовали епископ, исполняющий обязанности губернатора генерал-майор В. В. Бельгард и многие представители местного общества.

И хотя не все жители Орла знали о приезде отца Иоанна, тем не менее, уже с раннего утра толпы народа стремились в собор, и к началу Литургии совершенно переполнили храм. По окончании службы Иоанн Кронштадтский возвратился в дом Бакина, и, после кратковременного отдыха, посетил Введенский женский монастырь и некоторых орловчан. В час ночи великий праведник отбыл из Орла в Москву.

С Орлом связаны малоизвестные страницы жизни Великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой. Много лет она состояла Августейшим шефом 51 Черниговского драгунского полка, расквартированного в Орле. В 1904 году 3 июня Великая княгиня прибыла в наш город, чтобы проводить подшефный полк на русско-японскую войну. Елизавету Федоровну сопровождал Великий князь Сергей Александрович. После смотра полка Великая княгиня присутствовала при освящении полкового Покровского храма (не сохранился до нашего времени, сейчас его бывшая территория примыкает к зданию музыкальной школы № 2). Чин освящения церкви совершил отец Митрофан Сребрянский.

За сравнительно короткое время своего пребывания в Орле отец Митрофан приобрел искреннее уважение во всех слоях орловского общества. Его усилиями в 1902 году в казарме Черниговского полка была открыта читальня для военнослужащих, а при церковно-приходской школе — библиотека, книги для которой протоиерей Сребрянский приобрел сам. Здесь было около двух тысяч томов исторического, религиозно-нравственного и описательного содержания. При церкви было также открыто общество трезвости. Отец Митрофан вносил пожертвования и в орловский Дом Трудолюбия.

Богослужения в полковой церкви совершались по праздничным дням, а во вторник, среду и пятницу проводились беседы религиозно-нравственного содержания в казарме. Благодаря стараниям отца Митрофана тяжких пороков и преступлений в полку не было.

Великая княгиня Елизавета Федоровна в июне 1906 года снова приезжала в Орел — для осмотра возвратившегося с Дальнего Востока Черниговского полка. Она встретилась с отцом Митрофаном Сребрянским.

Дальнейшая судьба священника была связана с деятельностью Великой княгини на посту настоятельницы Марфо-Мариинской обители. После гибели супруга Елизаветы Федоровны — Великого князя Сергея Александровича, было задумано создать в Москве монастырь, посвященный святым женам-мироносицам Марфе и Марии. Были составлены проекты устава монастыря. В числе других подал свой проект и отец Митрофан. Великая княгиня одобрила именно его, но не могла подобрать духовника, какой требовался по уставу отца Митрофана. Необходим был священник, живший с матушкой, как с сестрой. Наконец княгиня предложила отцу Митрофану самому стать духовником обители. И после долгих колебаний он согласился и переехал в Москву.

Духовному развитию Орловской епархии способствовала писательская деятельность Сергея Александровича Нилуса. После службы судебным следователем в Закавказье он вышел в отставку и поселился в родовом имении в Орловской губернии с намерением заняться хозяйством.

Как и большинство современных ему дворян, православных лишь по крещению, вначале и Нилус был равнодушен к вере и Церкви. Затем в его отношении к жизни происходит перелом. Он в зрелом возрасте вернулся к Православию. Обращение его совершилось в стенах величайших русских обителей: у раки преподобного Сергия в Троице-Сергиевой Лавре и в Саровской обители, у мощей преподобного Серафима. Огромное влияние оказал на него также отец Иоанн Кронштадтский, благословивший Сергея Александровича на писательский труд. Именно ему была посвящена первая, стержневая, книга Нилуса «Великое в малом». Эта и последующие его работы вызывали значительный интерес среди верующих всей России, в том числе и Орловской епархии. В 1907 году Нилус переезжает с женой в Оптину Пустынь.

В начале XX века становится широко известен своей благочестивой жизнью приходской священник Георгий Коссов из села Спас-Чекряк. С первых дней своего пастырского служения отец Георгий начал вести активную просветительскую работу среди прихожан своего храма. Особое внимание он уделял духовному образованию детей. И с этой целью в селе трудами батюшки была открыта одноклассная церковно-приходская школа, которая несколько лет спустя по решению Орловского епархиального управления была преобразована во второклассную. Кроме этой школы, отец Георгий устроил ещё несколько школ грамоты в своем приходе по деревням, а также приют для девочек, где обучалось более 150 человек.

27 июня 1903 года Георгий Коссов устраивает странноприимный дом, больницу, а при школе трехэтажный приют для девочек-сирот и крестьянских детей. Здесь воспитывалось более 100 детей. В этом же году трудами батюшки вместо прежней деревянной церкви была построена новая каменная Спасо-Преображенская с часовней при ней. Недалеко от села устроена больница и школа для подготовки сельских учителей. В уезде было ещё несколько школ, созданных отцом Георгием, а также имения, доходы от которых шли на общественное дело.

Отец Георгий Коссов был известен и уважаем в губернии. Впоследствии он был избран депутатом IV Государственной Думы.

В 1905 году активно себя проявляли правые силы. Так, серьезный политический вес имело движение Орловских черносотенцев. 5 ноября они создают «Союз законности и порядка», который вошел в Союз русского народа, сохранив при этом свое название и устав. Вскоре ему разрешено было издавать собственную газету, получившую название «Орловская речь».

Положение правых сил ещё более укрепилось после приезда в Орел 1 февраля 1906 года епископа Серафима (Чичагова) (1906-1908 гг.). Владыка Серафим активно принимает участие в политической жизни, а в августе 1907 года его избирают почетным председателем совета Союза законности и порядка. Этому архипастырю во многом принадлежит заслуга окончательного переустройства и упорядочения епархии. Попав на архиерейскую кафедру, он пишет: «Слышал я, что Орловская кафедра одна из самых трудных и неустроенных, но не воображал, что центральная русская епархия может быть в таком запустении и неустройстве во всех отношениях. Без викария здесь можно лишиться последних сил. Но если нечем жить епархиальному архиерею, то мысленно ли устроить викария. Ведь мерзость и запустение начались с Архиерейского Дома. Но я хотел бы очень остаться здесь надолго и добиться переустройства епархии».

С начала своего служения на Орловщине Преосвященный Серафим приступил к возрождению приходской жизни в епархии, видя в этом путь к духовному обновлению всей России. На Орловской кафедре святитель пришел к убеждению, ставшему в дальнейшем определяющим всю его архипастырскую деятельность — он считал, что полнокровное развитие епархиальной жизни возможно лишь на основе активно действующих приходских общин.

Уже 21 февраля Владыка Серафим созвал в Орле небывалый съезд благочинных, выдающихся пастырей, городского духовенства и представителей администрации, земства, дворянства, купечества и учителей. На этом съезде все откровенно высказывались и выслушивали наставления архипастыря о возрождении приходской жизни в епархии.

С марта по сентябрь Владыка Серафим объехал уездные города и лежащие на пути села, где провел можество бесед. В 17 городах епископ Серафим собирал пастырские собрания, никогда до этого не собиравшиеся в таком пестром составе. Приглашались на них и церковные старосты, администрация, представители земства, городского управления, дворяне, земские начальники, учителя, допускались и простые местные жители. Эти собрания принесли несомненную пользу, оказав помощь в объединении членов приходов. В течение 1906 года более чем в 700 приходах была начата работа советов, что составило две трети самостоятельных приходов. В обязанности советов, наряду с обеспечением условий для нормального развития пастырско-литургической и административно-хозяйственной деятельности приходов, должно было входить разрешение всей совокупности духовно-просветительских и социально-благотворительных задач, стоящих перед приходами, создание больниц, школ, библиотек и других образовательных учреждений.

Последствия активной деятельности святителя Серафима не замедлили сказаться, и в одном из своих писем он писал: «С первого февраля, со дня моего приезда в Орел, я ещё не спал ни одной ночи как следует. Бью набат, стремясь к скорейшему возрождению приходской жизни. Веду беседы с миром и клиром по городам и в залах Думы. Последствия прекрасные. Трудно поднимать духовенство, но мир поможет, если епископы будут жертвовать собой».

В своем сообщении в Петербург об оживлении приходской жизни в Орловской епархии Преосвященный Серафим в 1908 году советовал Святейшему Синоду как можно скорее приступить во всех Российских епархиях к возрождению приходской жизни.

Орловский опыт решения этой проблемы позволил Владыке Серафиму в дальнейшем придерживаться убеждения, что «духовное <...> возрождение России возможно только тем путем, как совершилось ее духовное рождение. А именно: необходимо вернуться к церковно-общественной жизни древнерусского прихода, чтобы приходская община единодушно занималась не только просвещением, благотворительностью, миссионерством, но и нравственностью своих сочленов, восстановлением прав старших над младшими, родителей над детьми, воспитанием и руководством молодого поколения»

Авторитет святителя Серафима уже в Орле начал возрастать, и его деятельность стала известна всему русскому епископату. И в 1907 году Владыку назначили присутствующим членом Святейшего Синода.

Но надеждам Преосвященного Серафима продолжить свое служение Орловской епархии не суждено было сбыться. Святейший Синод перевел Владыку в Бессарабию — на Кишиневскую кафедру. В октябре 1908 года cвятитель Серафим покинул Орел.

Являясь крупнейшим мыслителем, отличным иконописцем, музыкантом и обладая массой других дарований, Владыка Серафим стал для многих орловчан духовным отцом и путеводителем. Своим архипастырским горением в роли епископа Орловского и Севского он заслужил добрую память наших земляков. Ныне он причислен к лику святых как священномученик.

На освободившуюся кафедру 31 октября 1908 года был поставлен епископ Александр (Головин), прежде бывший епископом Старицким, викарием Тверской епархии. Как и предшествующий архиерей, епископ Александр стал почетным председателем ОЦИАО. Во время его правления на Орловской кафедре усилилось движение по прославлению священномученика Иоанна Кукши, так как приближалось 800-летие его мученической гибели, поэтому Историко-археологическое общество постаралось изучить местный материал, связанный с апостольской миссией. В 1909 г. общество вновь обратилось с просьбой о перемещении мощей cвященномученика в г. Орел.

В Государственном архиве Орловской области можно встретить документы, свидетельствующие о постоянном двустороннем контакте орловских жандармов и орловской церкви.

Церковь оказывала сильное положительное воздействие на деятельность жандармов и принимала активное участие в их жизни. 1 марта 1910 года по орловскому губернскому жандармскому управлению (ОГЖУ) издается приказ, обязывающий всем без исключения чинам и сотрудникам управления, а также членам их семей соответствующим образом причащаться и исповедоваться во время Великого Поста. При этом ОГЖУ обязано было в кратчайшие сроки предоставить в Штаб корпуса жандармов исповедальные списки с отметками священнослужителей об исполнении служащими управления всех необходимых таинств и обрядов.

При активном участии Церкви среди жандармов проводилась идейно-воспитательная работа. Но отношения Церкви и жандармерии складывались не только на ниве воспитания личного состава — орловская жандармерия всегда откликалась на оповещения о проведении духовенством массовых богослужений, церковных праздников и т.п. 7 мая 1915 года через мценского уездного исправника ОГЖУ было сообщено, что 27-29 мая 1915 года в Мценске предстоит торжественное празднование 500-летие обретения Чудотворного образа святого Николая и Животворящего Креста Господня; на это празднование ожидалось прибытие во Мценск до 20 тысяч человек паломников, а также ряда высокопоставленных лиц. ОГЖУ незамедлительно командировало туда своих сотрудников.

Продолжала уделять внимание нашему городу и Великая княгиня Елизавета Федоровна. Приняв в 1910 году постриг, она перестала быть шефом орловских драгун, но связь с ними продолжала поддерживать, приглашая представителей полка на различные торжественные мероприятия. В канцелярию Елизаветы Федоровны по-прежнему приходило немало прошений от орловцев, ни одно из которых не оставалось без ответа.

В конце августа 1913 года в Орловской епархии широко отмечалось 800-летие со дня кончины просветителя нашего края преподобного священномученика Кукши. «Необыкновенное оживление в народные массы, — сообщили „Орловские Епархиальные ведомости“,- и особенное величие и красоту празднику придало прибытие на торжество царственной гостьи, Ее Императорского Высочества Великой княгини Елизаветы Федоровны».

Среди почетных гостей были также наш земляк — Высокопреподобнейший Флавиан, митрополит Киевский и Галицкий, и отец Митрофан Сребрянский.

На этот раз Елизавета Федоровна провела в Орле два дня, остановившись во Введенском женском монастыре. Она участвовала в торжественных молебнах, посвященных святому священномученику Кукше в главной церкви монастыря, кафедральном Петропавловском соборе и на обширном кадетском плацу, на котором собралось свыше десяти тысяч человек. 27 августа торжества собрали тысячную толпу паломников, которые направились к колодцам во Мценском уезде для совершения молебна. В 1914 году члены Церковного Историко-археологического общества застали в Карандаковском лесу уже около 2000 человек. Народу было так много, что все окружавшие колодец возвышенности и лощины оказались занятыми. Среди молящихся выделялось и немало представителей интеллигенции. Жители деревни Карандаково в 1914 г. начали сбор средств на возведение каменной часовни у места гибели святого Кукши.

Последним Орловско-Севским епископом, возглавлявшим епархию накануне тяжких революционных лет, в январе-мае 1917 года был Макарий (Гневушев Михаил Васильевич, 1858 — 1918). Он был широко известен в правых кругах и считался одним из основателей Союза Русского Народа. Епископ Макарий причислен к лику святых как священномученик. Память его отмечается 4 сентября по новому стилю.

6759