Архиепископ Арсений (Смоленец)

Высокопреосвященнейший архиепископ Арсений (в миру Александр Иванович Смоленец) — с 11 августа 1931 года по 27 июля 1932 года — правящий архиерей Орловской епархии.

Родился в 1873 году, происходил из польской интеллигентной семьи.

В молодые годы перешел в православие. В 1896 году окончил юридический факультет Варшавского университета со степенью кандидата прав, и был назначен младшим кандидатом на служебные должности при Тверском Окружном суде. В 1897 году — контролер Варшавского акцизного округа. В 1898 году поступил в Казанскую духовную академию, которую окончил в 1902 году со степенью кандидата богословия.

В том же году пострижен в монашество, рукоположен во иеромонаха и назначен преподавателем Казанской духовной семинарии, а затем переведен на должность помощника смотрителя Клеванского духовного училища. В 1903 году — инспектор Киевской духовной семинарии. С 1904 (5?) года — ректор Александровской духовной семинарии в сане архимандрита. В 1907 году — настоятель Белыничского Богородицкого монастыря Могилевской епархии.

22 октября 1910 г. хиротонисан во епископа Пятигорского, викария Владикавказской епархии. Хиротония состоялась в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры, при участии митрополита Киевского Флавиана, архиепископа Ярославского Тихона, архиепископа Ставропольского Агафодора, архиепископа Варшавского Николая и других святителей.

Одновременно с назначением на Пятигорскую епархию Владыка был назначен и настоятелем Второ-Афонского монастыря.

С 17 апреля 1912 г. — епископ Старицкий Тверской епархии. В 1914 году временно управлял Тверской епархией. 7 сентября 1917 г. — епископ Приазовский и Таганрогский, викарий Екатеринославской епархии. В 1918-1919 гг. примыкал к эмигрантским кругам и был близок митрополиту Антонию (Храповицкому). Был членом Синода и Собора Южной Деникинской ориентации. С 1918 года управлял Ростовской епархией. В 1919 году именовался еще епископом Приазовским и Таганрогским. С 1920 по 1922 гг. был епископом Ростовской на Дону епархии (правящим). С 6 июня 1925 г. управлял Минской епархией. 30 августа 1927 г. уволен на покой по прошению.

1 ноября 1927 г. возведен в сан архиепископа с назначением на Ставропольскую епархию. С 25 ноября 1927 г. — архиепископ Сталинградский. 24 апреля 1929 г. награжден правом ношения креста на клобуке. С 25 июня 1930 г. — архиепископ Крымский.

11 августа 1931 г. назначен архиепископом Орловским, но в управление епархией не вступал. С 27 июля 1932 г. уволен на покой.

17 сентября 1935 г. назначен архиепископом Семипалатинским, но на епархию не поехал по болезни.

Владыка был высокого роста, глаза были черные, проницательные. В походке проявлял властность. Он был человек неподкупной честности, высшей принципиальности и последовательности, но не по времени. От природы был одарен выдающимися математическими способностями и обладал феноменальной памятью, знал много иностранных языков, а французским, английским, немецким и итальянским владел хорошо. В совершенстве знал еврейский, греческий и латинский.

С 1917 года до самой кончины писал дневники особыми чернилами, изготовленными из каракатиц. Дневники пропали без вести. Писал по старой орфографии. Все его резолюции отличались краткостью, но содержательностью. Служил неторопливо, благоговейно, торжественно и величественно. Рясы любил фиолетовые, ибо, как говорил, фиолетовый цвет означает близость к Богу. Страстно увлекался математическими решениями ребусов и вообще математикой. Иногда играл в шахматы, но мало и без увлечения. Любимой поговоркой было у него характерное польское выражение: «Пся крев» — собачья кровь. Ее он произносил иногда в шутку, а иногда всерьез. В кругу своих близких он говорил: «Сколько я ни живу, никогда я не копил и не носил на себе золота». В делах веры не допускал никаких компромиссов. Был чист пред Богом и людьми. Ни перед кем он не заискивал для себя славы, любил правду в людях и ценил ее выше всего. Бывший келейник Владыки Арсения, ныне архиепископ Алма-Атинский Иосиф (Чернов), рассказал в июле 1944 года о необычайном видении, посетившем во сне Владыку Арсения в конце 1933 года. Он видел: «Идет торжественная служба в неизвестном Владыке Арсению храме. Литургию служит Местоблюститель митрополит Сергий с сонмом святителей. Наступает момент великого передвижения всех присутствующих в алтаре и до отказа заполнивших алтарь священнослужителей и мирян. Вдруг начинается шествие. Ведомый сонмом архиереев в предшествии множества иподиаконов, словно небожителей, сияющих своим благообразием и духоносным видом внушающих страх присутствующим и трепет душевный, митрополит Сергий тихо продвигается вперед. Иподиаконы — небожители несут древние страусовые рипиды и опахивают со всех сторон шествие митрополита Сергия. Процессия подходит к горнему месту, которое, к удивлению Владыки Арсения, возвышалось на семи ступенях. Святители начали чин поставления митрополита Сергия в патриархи». На этом видение окончилось. Владыка Арсений поделился своими впечатлениями с келейником и сказал ему: «Ведь это означает не что иное, как необычайное возвышение митрополита Сергия. Его ждет, что-то великое и славное. Но как это может случиться при современных условиях нашей церковной жизни и обстановке? Впрочем, поживем — увидим». Он не дожил до этого торжества. Владыка же Иосиф дожил и увидел исполнение этого знаменательного сна, хотя после этого видения прошло ровно десять лет (1933-1943 гг.).

Скончался 19 декабря 1937 г. на покое в г. Таганроге и погребен на городском кладбище. Сотрудничал в газете «Колокол».

Труды:

  • Речь при наречении его во епископа Пятигорского, Владикавказской епархии // Прибавление к «Церковному Вестнику». 1910, № 44, с. 1843
  • «Dupanloup (Felix-Antoine) и его педагогические воззрения. Кандидатская диссертация» // «Известия Казанской епархии». 1903, № 3, с. 19.

«Русское Православие»